Ритик Рошан: «Это был вызов для меня и Айш»


Ритик Рошан настроен больше работать в этом году, а также расслабиться и повеселиться. Первый исторический фильм, ожидание второго ребенка — жизнь давно не была такой счастливой.

После Jodha-Akbar Вы снялись в рекламе. Это был специальный отдых?
В счастью, я одинаково наслаждался и той, и другой съемкой. На самом деле, я наслаждался всем, что делал до сегодняшнего дня. Jodha-Akbar был трудным. К счастью, люди с нетерпением ждут его. Некоторые — ради его великолепия, другие — чтобы забросать помидорами. Я счастлив, что каждый может придти в кино.

Вам приписывают слова, что Вы больше никогда не будете сниматься в историческом фильме.
Неправильно. Я сказал это в определенном контексте. Но я действительно не буду делать ничего подобного довольно долго. Это очень важная вещь. Если я снова сделаю это, будет не так возвышенно. Когда думаешь о той эпохе, то вспоминаешь ее великолепие, которое трудно копировать. Не думаю, что скоро смогу вернуться туда.

Jodha-Akbar был особенно трудным?
Ни один из моих фильмов не был легким. Krissh и Dhoom 2 были тяжелы физически и эмоционально наравне с Jodha-Akbar. И я также наслаждался им. И я не хочу пока сниматься в другом историческом фильме по тем же причинам, что я отошел от Dhoom. Jodha-Akbar и Dhoom — два классических воплощения жанра. Теперь пришло время идти дальше.

Но роль Акбара радикально отличается от роли Будды. А Шьям Бенгал предлагал Вам Будду…
Я уверен, что Будда — великая личность и замечательный характер для исследования. Но играть Сиддхартху — снова в броне и на лошадях. Я уже сделал это.
Окружение, страна и язык требовали соответствующего поведения от меня. Я бы согласился сделать фантазию наподобие «Пиратов Карибского моря». Это всегда забавно — очутиться в новой среде.
Dhoom помог мне понять это и принять вызов Jodha-Akbar. Это был вызов и для Айш, и для меня. Теперь я хочу сделать что-то полностью современное.

Это заставляет меня спросить, к какой Айшварье должна готовиться аудитория, с которой Вы сделали костюмированную драму после ультрасовременного Dhoom 2?
Подобное — всегда вызов для любого актера: заставить зрителя забыть не только внешний мир, но и все, что он видел прежде, чтобы поглотить волшебство момента и ощутить восторг.
Вы спрашиваете меня, способен ли на такое Jodha-Akbar. Только зритель может дать ответ. Для меня этот фильм — уже успех. Бокс-оффис только собирается дать мне премию… надеюсь.

Вы впервые сотрудничали с Ашутошем Говарикаром
Да. Мое первое возбуждение от предстоящей работы над Jodha-Akbar смешивалось с волнением от знакомства с Ашутошем. Я знал, что он поможет мне изучить все разные аспекты моего образа. Он помог мне обнаружить такие места в своей душе, о каких я не догадывался прежде. Это было забавно.
Ашутош — дьявольская комбинация интеллектуальности и спонтанности. Он приходит максимально подготовленным. Но он способен что-то отбросить, если это нужно. Он способен перевернуть ваше сознание. Иногда он отвечал на мои мысли. И все мое существо отражает необходимое чувство и желание выразить его перед камерой. Когда я оглядываюсь назад, я посвистываю от восхищения и гордости. Разные фильмы дали мне возможность пообщаться с разными режиссерами. Jodha-Akbar принес мне пользу как актеру.

Вы делаете много рекламных роликов. Они приносят Вам такое же творческое удовлетворение, как и игровые фильмы?
Я одинаково ответственно отношусь ко всему, что я делаю. Иначе у меня ничего не получится. В этом вопросе у меня не может быть колебаний. Делать все лучшим — вот мой единственный выбор.
Я бы сказал, что работа в рекламе и игровом фильме различается, но все же она похожа. Реклама дает шанс исследовать сферы, которые, возможно, проходят мимо игровых фильмов. Различий меньше — только в скорости. Каждый может экспериментировать, не беря на себя ответственности. Реклама действительно не затрагивает вашей карьеры. В ней больше забавы. Моя задача как актера — заходить в те области, которые новы для меня.

То есть это настоящий вызов — рассказать целую историю в 90 секунд?
Это вызов для режиссера. Иногда это ограничивает актера. Я не думаю, что актера нужно просить приспосабливаться к продолжительности фильма. Так что рекламные ролики заводят. Но они не позволяют процессу течь свободно. Время от времени они становятся искусственными. Я пытаюсь избегать этого любой ценой.

Вы бы хотели быть беспроигрышным актером?
Хотел бы. Я думаю, что если развить свои навыки до определенной степени, то это будет возможно. Вот вера в свой опыт и актерские навыки. И с надеждой жду того дня, когда, закончив работу, я не найду в ней промаха.
Я работаю. Поверьте мне, я работаю. Именно поэтому я люблю сниматься в рекламе. В ней меньше ответственности, но больше веселья.

Вас раздражает, что Вы должны танцевать во всех своих роликах?
Это может раздражать зрителя. Я имею ввиду, что вы можете обожать манго, но есть их все время вы не можете. Я думаю, что лучше поосторожничать, чем переборщить с танцем. В последнее время некоторые из создателей рекламы соглашаются со мной.

Вы любите работать с выдающимися людьми?
Да. Нет смысла выкладываться в посредственность. И может получиться только посредственность, если нет единого усилия в работе.

Вы ощущаете, как многого Вы достигли?
Один из самых больших уроков жизни — то, что вам никогда не достичь вершины. Я видел, как мой папа достигал крайне большого успеха, чем кто-либо другой. Но я до сих пор вижу его напряженным, испуганным, беспокойным, неуверенным и готовым к борьбе, когда он начинает новый фильм. Я не хочу прийти к вершине успеха с мыслью: «Ах, я всего добился». Сейчас подобной мысли у меня нет.

Share Button
Просмотрено 1 142 раз(а)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *