Каран Джохар: час вопроса

Каран Джохар впервые обсуждает свой фильм, о задачах реалистичного кино и выходе киноиндустрии на глобальный уровень.

Режиссер Каран Джохар, воодушевленный успехом фильма « My Name Is Khan» посетил офис Screen и участвовал в откровенной беседе, продемонстрировав все свое очарование и неповторимый стиль.

Небрежно одетый в черно-серую футболку в тон с синими джинсами, с сумкой Louis Vuitton, кроссовки Blackberry, хладнокровный режиссер выглядел так, словно он готов завоевать весь мир, в буквальном смысле, что с MNIK –ом открываются новые рынки во всем мире. MNIK, сказал Джохар , был самым творческим, удовлетворяющим его фильмом. «Он вдохновил меня и заставил меня думать по-другому».
С начавшихся еще с пре-релиза споров вокруг МНИК, его уязвимости после премьеры фильма «Проснись, Сид», кассовый провал фильма «Kurbaan», он терпеливо отвечал на все накопившиеся у нас вопросы. Более того, он с радостью дал нам информацию о своем предстоящем фильме «I Hate Love Stories», в котором Имран Кхан играет ассистента режиссера, Сонам Капур — дизайнера производства, а Самира Даттани играет сам Каран Джохар. В то же время его популярное ток-шоу «Кофе с Караном» с участием представителей звездного мира возвращается на телевидение на свой третий сезон.
И как самый сюрприз в конце концов он заявил, что следуя советам своих твиттерианцев, он подумывает о том, чтобы снять Дипику Падукон и Шахида Капура в своем новом фильме производства компании Дхарма, добавив, что эта пара имеет огромную базу поклонников на сайте социальной сети, которая предложила название фильму «Шалика».
Много тем было охвачено, и полтора часа прошли как один миг, в сердечной беседе этого вежливого умного человека, с тонким чувством юмора. Читайте дальше об этой веселой и полной информации беседе.

Новая эра кино
Каран Джохар открыл нам свое изменившееся видение на кино.
«Каждый подумал, что я потерял его, когда я сообщил, что хочу снять такой фильм как «My Name Is Khan», — сказал Каран в начале разговора.
«Я сыт по горло фильмами, которые я делал раньше. Я двинулся дальше. Мне скоро будет сорок, и для меня слишком расточительно делать такие слащавые фильмы. Я просто чувствую, что не мне не может быть скучно снимать мои собственные фильмы».

Джохар, по сути, исполняет пожелания своих зрителей, желающих выплакивать ведра слез, снимает римейк «Мачехи», который, он признает, будет фильмом для молодежи. «У меня нет понимания в фильмах ужасов или в научной фантастике, поэтому не буду снимать такие фильмы. Я открыт для того, чтобы снимать фильмы о людях в реальном мире, будь то остросюжетный фильм или альтернативное кино или что-нибудь еще», таким образом, он разъясняет, какого рода кино компания Дхарма Productions стремится снимать.

MNIK является первым шагом в этом направлении. Но он стеной стоит за свое решение, сказав, всегда в фильмах Карана Джохара будет присутствовать во всех своих фильмах его Я.
«Я не могу изменить своим собственным убеждениям, даже если я стараюсь, потому что это мои убеждения. Я всегда буду воздействовать на свои фильмы. Сентиментальные моменты с ШРК и Каджол идут только от меня, потому что это это мое Я. Но химия между ними необычна. Он человек с расстроенной психикой, и она разведенная с шестилетним ребенком. Многое из их любовной истории взято из реальной жизни одной пары, один из которых страдал аутизмом. Мы также взяли две истории реальных женщины и мужчины, бывших лучшими друзьями и последствиях событий 9 / 11 на их жизнь. Этот фильм это то, о чем я не знал, и я должен был быть точным в моих исследованиях. Конечно, в этой смысле я покажусь всем как , режиссер-позер».
Возвращаясь еще раз к МНИКу, о котором Джохар говорит, что это его «самый удовлетворивший его в творческом плане фильм», говорит, что люди не поверили ему когда он сообщил, что хочет снять фильм на такую тему. «Ассистенты приходили со мной на работу, думая, что будут огромные люстры, множество красивых и живописных мест. Когда я рассказал им о сценарии MNIK, я увидел разочарование в их лицах. Я помню, как был разочарован Маниш Мальхотра. Он так привык к магазинам красивой одежды, походы в которые начинаются за два месяца до выхода фильма, что у него разрывалось сердце оттого, что в фильме было всего двадцать два изменения в стиле одежды героев. Когда мы с моим художником-постановщиком Sharmishta Рой ходили по бездорожью в переулке на Кандивали(пригород в Мумбаи – прим. мое), мы оба рассмеялись, когда она сказала: «Каран, я не верю, я стою здесь с вами».

Джохар также уверен, что он и Адитья Чопра являются единственными режиссерами, которые стали свидетелями изменений, происшедшими в киноиндустрии. Еще в 2001 году, когда его фильм Kabhie Khushi, Kabhie Gham был первым шагом вверх к изменениям, он не был готов конкурировать с фильмом Фархана Актара «Dil Chahta Hai» и фильмом Ашутоша Говаркиера «Lagaan», которые изменили направление в кино на ближайшие годы. «Когда я снял K3G, я подумал, что эти фильмы Ашутоша и Фархана не пойдут, потому что я думал, кто пойдет на Аамир Кхана в фильме о крикете, а также на фильм о трех друзьях, которые наверняка не окажутся хорошими историями. И только когда я вышел из кинотеатра после просмотра «Однажды в Индии», я понял, что я был обречен. На меня нападали как со стороны коммерческого кино, так и артхауса. После этого был «Гадар» Анила Шармы, также ставшим очень успешным. Тот год был знаменателен с точки зрения появления различных жанров кино. Он дал больше свободы для кинематографистов, чтобы изобразить то, что они хотели, чтобы на экране, и все это им сойдет с рук».

Наша убежденность придавала нам мужество
Как только MNIK был готов зажечь экраны во всем мире 12 февраля, он оказался втянутым в конфликт. Каран Джохар делится своим мнением по поводу инцидента …
Для Джохара «это были самые жестокие 10 дней нашей жизни». Проработав над фильмом в течение трех лет, он говорит: «Когда фильм живет с вами в течение трех лет, он буквально становится членом Вашей семьи. Он поглощает и поглощает вас полностью. И вот ваше любимое детище готово к выпуску, когда вы видите препятствие такого масштаба, было очевидно, что это было очень печально и разочаровывающим. Для нас это было эмоционально тяжело». Это был режиссерский проект Карана Джохара, он говорит, что валютные убытки не могут быть для него приоритетом, но он всегда смотрит на проект с точки зрения продюсера и режиссера. Всегда кто-то стремится к самому лучшему, независимо от стоимости, для Джохара, это все, что составляет лучшие моменты его жизни, «это то, что оставляет нам наше наследие и т.д. Да, это было очень тяжело для Шахрукха Кхана и для меня». Вместе с тем, он считает, что нужно платить за то, что дает вам Вселенная, за то, чтобы сделать что-то благородное и гуманное. «Сегодня я очень рад тому, что все это позади»,- говорит молодой режиссер. Его веселое настроение подтвердило это.

Джохар аплодировал Шахрукху за то, что он твердо стоял на своей позиции. «Это было очень мужественно с его стороны, это отражает главную линию в его героическом характере, в основном он и стремится играть такие роли и в кино. Это был крупномасштабный фильм с огромным бюджетом, но герой фильма – человек с расстроенной психикой. А потом, с самого начала все работало против нас. В конечном итоге это была наша убежденность, придавшая нам мужества».
В то время, когда ничего хорошего не происходило с фильмом, Джохар говорит о поддержке, полученной ими с неожиданной стороны, что было феноменально. Он даже получал поддержку по телефону и SMS-сообщениями. Этот инцидент привел к сближению кинобратства, повторяет он, «Однако, есть некоторые, которые поддержали нас, и есть те, которые промолчали, поэтому мы должны все это правильно понять». Молодой продюсер вспоминает, как в момент кризиса, и он, и Шахрукх стояли друг за друга. «Я стоял и поддерживал его во всем. И это было достаточной поддержкой. Теперь уже достаточно сказали об этой проблеме, если мы начнем и дальше их развивать, то все будет искажено. Я не думаю, что мы не ждали ничего такого для достижения такого монументального уровня, и мы счастливы, что все позади».
Размышляя о том, как затрагивает бизнес премьерная неделя, Джохар заявил, что существует определенные потери бизнеса в Мумбаи и Maharashta. Судя по уже известному сценарию в Мумбаи, многие из зрителей не ходят в театры, опасаясь политических последствий. «Мы потеряли в выходные дни. Мы пролетели на огромные суммы. Люди даже не решились пойти на просмотр, имея оплаченные по предварительному заказу билеты».
Говоря о спорах вокруг фильма «Проснись, Сид», Джохар сказал, что после ведения уединенной жизни, он внезапно подвергается нападкам внешнего мира. «Когда это случилось со мной впервые, я немедленно позвонил, чтобы объяснить ситуацию, не думая о данных обстоятельствах. Чайник более уязвимым и слаб по пятницам. Он просто прислушивается и следует тому, что говорят ему окружающие его люди». Режиссер считает, что возможно, он бы по другому отреагировал сегодня, если бы столкнулся с той ситуацией. Это был впервые, когда его фильм был втянут в спор, и он не думает, что может быть объективен «в момент кризиса, реагирующий на все импульсивно». Он, однако, не хочет комментировать, что он сделал тогда правильно или неправильно или может быть то, что последствием того конфликта явился второй конфликт (споры о MNIK). Вместе с тем он заявил, что то два разных случая. Два плохих опыта, происшедшие в течение короткого периода, но, как представляется, научившие его многому.»Сегодня я другой человек. Можно сказать, что я старше и умнее героя фильма МНИК. Я так много узнал в области киноиндустрии, производства, изучил людей. Но я почувствовал, что за эти 10 дней я повзрослел на 10 лет. Теперь я стал более уверенным в себе. Мой отец был человеком, жившим во времена кризиса, можно назвать его кризис-менеджером. В таких условиях, он бы знал, что делать и как говорить с людьми. Я потерял его, когда мне было 32, и в то время я даже не знал, кто был моим бухгалтером. Если бы мой отец был жив, это было бы большой эмоциональной поддержкой как для Шахрукха, так и для меня. Мы бы обращались к нему по любому вопросу, и были бы долее защищены».

MNIK, открывающий новые кинорынки
Помимо результатов по кассовым сборам, режиссер Каран Джожар свои последним режиссерским проектом разрушил все географические границы. Премьера фильма идет поэтапно, в каждом регионе другая дата релиза, позволяя публичным штормом набирать фильму темп перед премьерой в другой стране. MNIK, премьера которого состоялась на Берлиском кинофестивале «является первым глобальным фильма, открывающим новые рынки по всему миру»,- убежден Джохар.

Сообщают, что MNIK распространен в более чем в 70 странах мира, открывая новые горизонты для дистрибьютеров, а также коммерческие возможности для дальнейших релизов.

MNIK встретился с поразительной аудиторией в Германии. Германия занимает третье место по численности населения международных мигрантов в мире. Джохар считает, что «нерезиденты – индийцы, люди гораздо более индийцы, значительно более традиционны и гораздо более консервативны, чем любой из нас, живущих здесь. Это не значит, что развиваясь, они стали слишком современными».

По Джохару: «Аудитория индийской диаспоры разная в США, Великобритании и в Эмиратах, и они реагируют по-разному. Ты никогда не знаешь, как сработает твой фильм. Это фантастика. Я вижу как много людей не из Азии приходят в кинотеатр и это было грандиозно».
Мировая премьера МНИК состоялась в Абу-Даби, это решение было принято Fox. «Когда ты работаешь с крупной компанией, твое дело – плыть по течению»,- сказал Джохар. На Востоке, для Бахрейна изготовили шесть копий, четыре для Катара, для Кувейта — четыре, восемь для Египта, и было сказано, что для Египта заказали еще 30 копий, что свидетельствует о больших достижениях и возросшего спроса на индийское кино.
В случае широкого распространения фильма в глобальном масштабе, это могло бы обеспечить Болливуду распространение его продукции в «нетрадиционных районах»…. MNIK будет переведен на немецкий и турецкий языки и выпущен с субтитрами на 50 экранах в Польше. Джохар ранее называл свою работу «рукопожатием » между Востоком и Западом при поддержке студии Fox Star. «Это открывает многие двери и окна. Это стало возможным из-за Фокса, который имеет отделения по всему миру»,- говорил Джохар. Он сказал, что реальные последствия успеха фильма будут известны лишь в конце 2010 года после релизов в кинотеатрах разных странах, таких как Польша, Оман, Германия и Россия.

MNIK является первым фильмом Болливуда, распространяемого по всему миру в характерном для фильмов Голливуда стиле.
MNIK позиционируется Джохаром как образец новой эры индийского кинематографа. MNIK потенциально является отходом от тех фильмов, которые воспринимаются Западом как традиционный формат индийского кино с пением и танцами, далекого от реальной жизни(бегство от действительности)… MNIK был куплен Fox Star Studios как сообщалось за 90,2 крор. «Мы хотели, чтобы индийское кино появилось на кинокарте мира, и поэтому мы объединились с Fox. Я хотел, чтобы люди всех культур и общин поняли, что этот фильм — резонанс наступившей новой эпохи в индийском кино,— говорит Джохар,- мы не нация легкомысленного пения и танцев. Мы те, кто может создавать проекты задушевных, эмоциональных и адекватных фильмов».

Другая музыка
Последовательные песни и танцы, особенно, когда их исполняют под фонограмму песни герой и героиня фильма, являются квинтэссенцией фильмов на хинди. Каран Джохар об изменении роли музыки в сегодняшнем кино.
Однако эта концепция постепенно меняется, и вместо этого, фонограммы песни в настоящее время все чаще играют в фоновом режиме. Даже в фильме «My Name Is Khan» производства Дхарма Productions, есть имеет несколько песен в фильме, и это тоже в фоновом режиме. Джохар говорит: «Человек с аутизмом не может петь песни. Ты и я не поем друг другу песни. Когда мы говорим о фильме, имеющего такую масштабность, мы не можем проникнуть песнями в соответствующие проблемы. Первая последовательность фильма задает тон. В моем фильме герой расхаживает по аэропорту, после того, как его допросили. Когда вы установили этот тон, вы можете делать все, что вы хотите…. я не могу показать огромную свадьбу и безупречно одетых людей. Да, фильмы Гуру Датта и Хришикеш Мукерджи, созданные в прошлом, были о реальных людях и не было бы такого, чтобы под губы актеров монтажер синхронно подбирала бы слова песен, но в ту эпоху это было принято, что артисты пели сами. Но теперь кино ушло за такие пределы.
Откровенно говоря, я не вижу себя, снимающего песни как в Kabhi Alvida … или песни в горах между ведущей парой. Шанкар-Ehsaan-Лой, музыкальные режиссеры фильма, безусловно, были удивлены и разочарованы, когда я говорил что ни одна песня не будет снята под фонограмму. Но даже поющая для Шахрукха Каджол заставит людей смеяться».

Перевод Saule

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook
Просмотрено 535 раз(а)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *