Интервью с поэтом и автором диалогов Майуром Пури

Вы помните впечатляющую речь Шахрукха Кхана в «Ом Шанти Ом» на церемонии Filmfare? Думаю, многие из вас часто вспоминают ее. Но известно ли вам, кто стоит за этим знаменитым монологом? Разрешите представить, Майур Пури, который являтся автором диалогов для многих болливудских фильмов. Вы слышали его слова в «Ом Шанти Ом», «История любви 2050», «Меня зовут Антони Гонсалес», Fight Club и «Свадьба моей любимой». Кроме того, он является автором песен ‘Jaane Kya Chahe Man Baawra’ из Pyar Ke Side-Effects, ‘Bheegi- Bheegi’ из «Гангстер. История любви» и ‘Teri Ore’ из Singh Is Kinng. Недавно мы получили возможность встретиться с Майуром в перерыве над его работой для Season’s Greetings (в главной роли Вивек Оберой), чтобы услышать фантастические ответы на наши вопросы о написании сценария. Приятного чтения!

Когда вы начали писать, вы знали, что это станет вашей профессией?
Я начал писать в четыре года. Потребовалось десять лет, чтобы понять, что я могу получать за это деньги. Девочка в средней школе, сказала моему другу: «Твое письмо было таким милым, я готова заплатить, чтобы писать также». И друг сказал: «Я так и сделал». Но вообще-то он мне не заплатил.

Вы сочиняли диалоги для прошлогоднего хита «Ом Шанти Ом». Зрители могут сказать вам, что в этом фильме они услышали одни из самых остроумных фразочек в кино. Особенно, диалоги, заставляющие вспомнить стереотипы индийского кино, а также незабываемая пародия на южноиндийский кинематограф. Что вы почувствовали, когда Фара Кхан бросила вам такой вызов? Есть ли тайны, которые помогли вам написать эти легендарные диалоги?
Есть только один секрет хорошего письма. Ты должен быть персонажем. Ты должен прожить их жизни. Чем ближе ты к ним, тем легче тебе достигнуть того, что называется «раса-нишпатти» в Натьяшастре (прим. пер. древнеиндийский трактат о театральном искусстве) или «катарсис» (прим. пер. термин Аристотеля, «очищение через сопереживание») на Западе. Для вас это просто остроумная фраза, когда вы смотрите фильм, но для меня, когда я пишу, она — естественная реакция, которую я испытываю как персонаж. Вспомните, например, сцену, когда Шахрукх и Шреяс играют в массовке, и они говорят, что усы помешают им быть признанными. Сейчас это звучит забавно, но я бываю на съемочных площадках Болливуда с 1999 года и я знаю, как молодые артисты, играя в толпе, не хотят, чтобы их в ней заметили. Смешно, но это правда. Они думают, что это помешает им получить серьезные роли в будущем.
Печально это несоответствие, это перетягивание каната между мечтой и действительностью. Такое поведение глупо, но я сочувствую ему. И если бы я не чувствовал этого, мой юмор не был бы живым. Вы не можете взять шутку из книги и вставить ее в сценарий. Вы должны знать своих героев. Нет ничего забавнее жизни. И нет ничего драматичнее ее.

За небольшой период, в качестве автора диалогов, вы успели сделать впечатляющий вклад сразу в три жанра: комедию («Ом Шанти Ом»), боевик (Fight Club) и фантастику («История любви 2050»). Как вы сумели переключаться между такими разными жанрами? Какой жанр — ваш любимый?
Для Fight Club я сделал очень небольшую работу. Большинство сцен, которые я написал, не были там использованы. Я не открещиваюсь от провалов. Отнюдь. Я также писал для «Меня зовут Антони Гонсалес», который был большим провалом, но я не скрываю этого. Вообще у меня равное количество хитов и провалов. «Свадьба моей любимой» имела успех. Это был мой дебют, и этот фильм всегда будет особенным для меня. Но сам жанр (романтическая комедия) не стоил мне большого труда. Комедийные боевики типа ОШО тоже естественны для меня (я очень киношный человек). Хотя я считаюсь способным в комедии и романтике, думаю, я смог бы написать и для фильма ужасов.
Чем наслаждаюсь лично я — это история о стремлении типа «Антони Гонсалеса», но думаю, зрителям хочется, чтобы я писал больше комедий. Мне не нравится ограничивать жанр письма. Фильмы на хинди — это жанр, и я действительно наслаждаюсь теми моментами в сценарии, когда ты изменяешь этот жанр. Как, например, несколько сцен в «Свадьбе моей любимой». Прежде чем это стало обычным фильмом от ЯшРадж Филмз, мы потратили много времени, создавая эту очень городскую, сверхсовременную дружбу между Удаем и Бипашей. Это были забавные сцены, и они проложили дорогу для «реальной» дружбы парня и девушки в будущих фильмах. Также и в ОШО есть моменты, варьирующие между жанрами. Много комедии, есть романтика, в романтике есть поиски. Особенно во второй части, сценарий играет с жанрами, как художник с красками. Вот такое я люблю. Для меня писать сцену — это как писать кино. Каждая сцена должна быть отшлифована.

Что вы чувствуете, когда фильм, в который вы внесли вклад (например «История любви 2050») проваливается в кинотеатрах?
Пустоту. Даже большую пустоту, когда критики разбивают в пух и прах мои диалоги. Но я живу одним днем и, надеюсь, становлюсь более мудрым. Я спрашиваю себя: «Что пошло не так, крутой?» И я понимаю, где я не был крут.
На самом деле мне нравилось писать первую половину «Истории любви 2050». Я думаю, там было несколько классных моментов. Признаю, вторая половина нуждалась в большей доработке. Я извлек урок из этой неудачи. Нельзя ставить точку на сценарии, когда начинаются съемки. Съемка — это только начало. Ты можешь писать, если фильм еще не закончен. Что имеет смысл сейчас, может не иметь его через полгода. Каждая сцена должна быть актуальной. Я понял из-за этого провала, что должен работать более упорно и не бросать борьбу.

Сколько раз вы редактируете и переписываете во время съемок? Сценарий остается неизменным или часто меняется?
Я не прихожу на съемки, если режиссер не требует этого. И на съемках я не раскрываю рта, если мое мнение не нужно. Все что касается переписывания, изменения, зависит от режиссера и его команды. Я заканчиваю свою работу до того, как начинаются съемки. Но еще многое зависит от того, как долго снимается фильм.
Иногда сценарий пишется в процессе съемок. Сейчас я меняю свою манеру работы, стараюсь чаще бывать на съемка. Я думаю, это важно. Раньше я не хотел доставлять неудобств режиссеру, но сейчас думаю, что это необходимо. Лучше взорваться на съемках, чем во время монтажа.

Имя автора диалогов пока мало что значит, хотя зрители, конечно, признают их вклад. Фразы в «Месть и закон» — то, что, наверное, никогда не умрет. Вы бы тоже хотели оставить память после себя?
Я предпочитаю быть известным как любящий отец и муж, когда уйду, чем как автор с некоторым количеством наград. Ведь если ты в мире с самим собой, тебе не нужно чье-то одобрение. Я пишу, потому что эта работа дает мне радость и средства к существованию. Если бы моей страстью было чистить дороги, я бы был счастливым рабочим с тем же количеством гордости и самоуважение, какое у меня сейчас. Сейчас я честно тружусь и не беспокоюсь о том, что следующее и даже нынешнее поколение думает о моем творчестве. Меня это действительно не волнует.

Вы слышали, как кто-нибудь цитировал ваши фразы?
Да, да. Это постоянно случается, и мне это нравится. На съемках «Свадьбы моей любимой», вся команда говорила «Сегодня свадьба моего друга, но я несчастен», каждый раз, когда я приходил.
‘Picture abhi baaki hai mere dost’ сейчас повторяется прочти каждым сценаристом телевидения или шоу. Даже в фильмах! Рохит Шетти предложил мне вместе работать над следующим фильмом, и я сказал, пусть сначала заплатят за использование этой фразы в Golmaal Returns!
В прошлом году я зашел перекусить в ресторан Udipi в Джуху, где я всегда сидел, когда был беден. Туда зашла группа молодых студентов. Пятеро. Две пары и еще один. И одинокий начал петь ‘Bheegi Bheegi’ из «Гангстера». Я чуть не заплакал. Я понял, как хороша моя работа и как я недооценивал себя. Я немедленно поднял свою цену.

Какой диалог ваш любимый вообще или из тех, что вы написали?
Я думаю, мой любимый монолог — это речь для Filmfare, которую я написал для ОШО. Это то, что я сам бы сказал, если бы получил премию. Странно, Filmfare выдвинул меня в номинацию, но не прислал мне приглашения на церемонию. Я узнал об этом позже от Риши Капура. Он сказал: «Ты знаешь, что ты не получил премию только потому, что ты не пришел?». Я спросил: «Что? Я даже был номинирован?». И он сказал: «О Боже! Да».
Я до сих пор не могу справиться с этим. Казалось, у меня есть друзья. Думал, что у меня они есть. Это даже не о награде. Они могли бы пригласить меня на церемонию, по крайней мере. Даже если бы я не попал в номинацию, я один из ведущих авторов. В следующем году у меня будет фильм с бюджетом около 150 кроров, нуждающийся в моих диалогах. Как они могут игнорировать меня после этого? Я единственный автор, независимый от студий. Я работаю со всеми. Сколько авторов из ведущего списка так воздействуют на кино, которое они сами не снимают?

Что вы думает о диалогах в современных индийских фильмах? Что насчет голливудского кино?
Я думаю, что лиалоги сейчас становятся более жизненными, в них много юмора. Мне нравятся работы Имтиаза Али, Анурага Басу и Аббаса Тиревалы. Еще я думаю, что Раджу Хирани — исключительный автор, а также Вишал Бхарадвадж.
По моему скромному мнению, Голливуд сейчас производит много хлама. Но есть и выдающиеся работы. Я не могу забыть фразу «Бог давно оставил это место» из Blood Diamond. Гениально.

Недавно вы написали песню для Singh Is Kinng, которую поет известная во всем мире группа Snoop Dogg. Каково было работать с ними?
Мне очень жаль, но эта песня — единственная в альбоме, которую написал не я. В будущем, если у меня будет шанс с любым представителем собачьих, уверен, это будет очень весело. (Смеется)

Что писать тяжелее: стихи или диалоги? Прежде, чем вы начинаете писать, как вы подготавливаетесь, будь то песня или диалог?
Одинаково тяжелы оба. Каждый раз, когда ты собираешься написать что-то, только время покажет, легко или трудно это напишется. С лирикой все происходит быстрее, а в случае диалогов ты должен сохранять правильно выстроенные мысли в течение безумно долгого времени. Вот вся разница.
Необходимость подготовки зависит от предмета. Я провожу интенсивные исследования для диалогов. У меня есть студенты, и ученые помогают мне географическим и культурным материалом о тех местах или людях, которых я описываю. Языки даются мне легко, так что я спокойно вношу в сценарий диалекты и особенности произношения. Я вношу свою лепту, но как это будет работать, зависит от режиссера и актеров.
Но так бывает не всегда. Для некоторых тем не нужны исследования, а только мои личные воспоминания. ОШО был таким фильмом. Фара хотела, чтобы я изобразил кино 70-х. И я сказал ей: «Фара, я не могу написать такое для ОШО». Но я просто стал ребенком и вспомнил фильмы тех лет, и это вернулось ко мне.

Какая ваша любимая песня? Есть ли песня, лирика в которой является действительно особеннй?
У меня очень много фаворитов. Трудно выбрать несколько песен. Мой самй любимый поэт — Ананд Бакши. Два поколения выросло на его песнях. Если вы так не думаете, попробуете играть Antakshri и подсчитайте песни господина Бакши. Уверен, каждая третья будет его.
Я всегда восхищался страстью и импульсивностью Сахира Лудхьянви, простотой Шайлендры-джи и забавой Маджру Султанпури, которую он принес в индийские песни. Йогеш-джи написал немного песен, но они были фантастическими.
Я фанат господина Гульзара. Кто, как не гений, мог написать ‘chaddi pehan ke phool khila hai’ !
Безусловно, Прасун Джоши великолепен. Жаль, что не я написал такие слова, как ‘Har dil mein budbud karta H2SO4 hai..’
И конечно, нельзя не вспомнить работу Иршада Камиля в «Когда мы встретились».

Какая из написанных вами песен является любимой?
Я только готовлюсь быть поэтом. И хочу лишь получить хорошие предложения.
Из двадцать с чем-то песен, которые я написал, только три дороги мне, по разным причинам. Jaane Kya Chahe Man Baawra’ из Pyar Ke Side-Effects, ‘Bheegi- Bheegi’ из Gangster и ‘Teri Ore’ из Singh Is Kinng.

Кто ваш любимый режиссер?
Фара Кхан. По моему скромному мнению, она лучший режиссер, который есть у Болливуда. Мы не знаем, в чем ее гениальность. Не думаю, что она сама знает это (смеется).

Какой актер или актриса лучше всего произносит диалоги?
Несомненно, Амитабх Баччан и Шахрукх Кхан. До этого отлично поставленные диалоги были у Балджраджа Сахни и Дилипа Кумара.
В Saajan есть сцена, когда Акаш (Санджай Датт) звонит Пудже (Мадхури Дикшит) и спрашивает, почему она не поговорила с Аманом (Салман). Она отвечает: ‘…zaroorat hi nahin rahi…’ Лучшая фраза, когда-либо произносимая болливудской актрисой. И да, как я мог забыть Джухи Чавла в Andaz Apna Apna!

Вы были помощником режиссера в «Свадьбе моей любимой» и заместителем режиссера в «Байкерах». Есть планы прийти в режиссуру?
Да. Очень скоро. Надеюсь в этом же году.
Меня начинает утомлять творческая работа на других людей. Я думаю и потом заставляю себя опять писать, что является нелегким испытанием. Я пишу… потом они опять и опять говорят, что нужно делать… потом я начинаю править… давайте уберем это, сделаем то… это безумие. Если бы я работал сам на себя, было бы гораздо меньше переделок. Я должен стать режиссером. Я уже достал всех друзей и коллег этой мыслью.
Но знаете, это страшно. Первый фильм… Он должен быть особенным. Только не еще одна комедия или мелодрама. Что-то особенное. Что-то большее, чем просто фильм. Черт! Я опять начинаю пафосно мыслить.

Вы также исполнили маленькую роль в фильме. Вы сделали это специально, чтобы попробовать что-то новое, или это произошло случайно?
Это определенно было случайностью. Фара уговорила меня сыграть режиссера Гуджу в ОШО, сказав, что лицо очень важно в наше время, и так как я не имею никаких связей с общественностью, это мой единственный шанс наладить некоторый контакт с людьми. Я думал, она шутит, но когда я увидел результат от своего двухминутного появления в ОШО, то понял, как она была права.
Я наслаждаюсь тем вниманием, которое получил как актер, и собираюсь каждый год хотя бы раз сниматься в фильме.

Сейчас вы участвуете в съемках фильма для Tips в Южной Африке. Там играет Вивек Оберой? Вы можете что-нибудь рассказать нам о проекте?
Да. Этот фильм — экшн. У него безупречный сценарий, написанный Ширазом Ахмедом, и я должен только написать диалоги. Викас Гулати — молодой режиссер-дебютант. Он реально крут. Работать с Вивеком, как с партнером, действительно приятно. Меня впечатляет его искреннее отношение к работе. Кумар-джи был ангелом-хранителем этого проекта. Его видение действительно широко.

Над чем еще вы работаете?
Я работаю над дюжиной проектов для разных производителей. Eros Entertainment, Ramesh Taurani и Kumar Taurani от Tips и Shri Ashtavinayak Cinevison. Кстати, мой следующий релиз Blue (Shri Ashtavinayak Cinevision) будет самых грандиозным фильмом, когда-либо снятым в Индии. В слудующем году у меня будет по крайней мере два больших проекта.
Я расширил сферу деятельности моей собственной компании FlickerFilms Inc. Фильм этой компании Jumbo успешно снят. В следующем году я начинаю проект с Вишалом Анандом, который был техническим режиссером Roadside Romeo. Мы исследуем возможности независимого кино.
Но сочинение есть и всегда будет моей первой любовью.

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook
Просмотрено 362 раз(а)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *