Конечно, я буду работать с Кариной! — Шахид Капур для CineBlitz, ноябрь 2008

Не то, чтобы я обычно встаю в 7 утра ради интервью, но для Шахида я сделал исключение и оно того стоило. Читайте дальше о том, что у него на сердце… Как говориться, кто рано встает – тому Бог дает – и мне достались все сплетни.

Ты ранняя пташка?
Если честно, то нет, но для моей профессии приходится ею быть.
И как ты с этим (прим.пер. – ранними подъемами) справляешься?
Ставлю музыку на полную громкость, это помогает мне проснуться; черный кофе тоже помогает.
Кофе и музыка – похоже, ты созрел. Когда ты начинал, то был имидж «молоко без кофеина», от милого до крутого – это сильный вызов…
Я думаю, я сильно вырос как личность за последний… год или где-то так. Я постоянно работал над собой. Я думаю, это сильно помогло мне. Я считаю, я стал более независимым и положительным, больше собой, более уверенным в себе. Это естественный прогресс, не сознательный. Я работаю над самосовершенствованием, собственно, это единственное сознательное усилие, которое я делаю, потому что это часть моей работы, не то, чтобы я планировал как-то конкретно выглядеть или вести себя. Я люблю быть собой, быть свободным. Я не хочу отягощать себя тем, чтобы быть кем-то для каких-то конкретных людей.
Ты, возможно, не напрягаешь себя желаниями других людей, но твои собственные требования кажутся несколько отягощающими. Не хочется просто расслабиться? Тебе ведь только 28! Почему ты считаешь, что все должно быть под контролем?
Мне комфортно с самим собой – и это самое важное. Я полагаю, что все в жизни пытаются быть лучшим из того, чем они могут быть, все над этим работают. Я тоже к этому стремлюсь и если на этом пути понадобятся изменения – я не против!
Изменения в личности, изменения в статус-кво… похоже, изменения – любимое дело у тебя!
Я принимаю их с достоинством, это все, что я могу сказать!
Видья Балан подтвердила бы это. Она говорила, что пока люди размышляли об их (прим.пер. – с Шахидом) сближении, она была без понятия даже о том, что ты с Кариной расстались – настолько он держал все в себе! Где ты берешь для этого силы? На это должно быть уходит много усилий!
Я был в своем рабочем пространстве, я не могу переносить свой личный «багаж» в свое рабочее пространство, это неправильно. Потому я старался разграничивать эти вещи, как будто это были другие съемки. Если я на работе, то я должен работать, и не отвлекать других посторонними вещами. Я бы чувствовал напряжение, если бы другие привносили свои личные проблемы в работу. Как фильм, выходящий в пятницу… Это очень непросто.
И еще этот сочувствующий наклон головы и неловкая улыбка от людей… это может стать раздражающим. Особенно, когда все, чего ты хочешь – это вернуться к норме. Некоторые даже напрягаются, чтобы подойти спросить «Как дела?» или проверить, ел ли ты что-нибудь и т.д.…
(Смеется) В любом случае, мне это все достается! Я уже знал всех некоторое время, наши отношения не должны были быть формальными, и людям не надо было подходить и спрашивать «Эй, ты в порядке?» Мы все были друзьями, наши отношения простирались дальше, чем такие необходимость задавать такие вопросы. Люди вели себя так, как считали комфортным в той ситуации. И даже если сочувствие проступало, не получалось на них сердиться, ведь они все делали из лучших побуждений. Не знаешь, как на это реагировать, но они ведь тоже не знают! Это сложный период для тебя, и неловкий период для них.
Особенно, для общих друзей…
Вот именно!
А знаешь ли ты, что многие твои фанаты реально плакали во время знаменитых финальных сцен Jab We Met, когда ты с Бебо были вместе? Просто от мысли, что вы уже не вместе…
Да, я часто слышал такое от других, но такова жизнь! Я думаю, каждый должен приложить усилие, чтобы продолжать идти по жизни, взяв все, что можно, плюс щепотку соли, но это все же история, такое случается и такова жизнь.
Но чувствовал ли ты когда-нибудь необходимость обсудить это?
Не во время съемок. После их окончания я могу говорить с кем угодно, но во время съемок как я могу использовать это время для моих личных вопросов? Это был очень сложный период; мы снимали уже 60 дней, и вся группа работала круглые сутки. Я уверен, что бывали времена, когда я был унылым и ни с кем не разговаривал, я уверен, что такое случалось, но, в конечном счете, это твое профессиональное пространство – нельзя усложнять его своими личными проблемами. Я – очень приватная личность. Есть только несколько людей, с кем я мог бы поговорить на темы, настолько личные, как эта.
Почему то этот ответ меня не удивил. Ты всегда должен поступать правильно!
Опять же, это восприятия моего поведения другими людьми, на самом деле никто точно не знает…
Как может кто-то что-то узнать, если ты ничего не расскажешь?
Ну почему, почему? Почему я должен говорить об этом? Это – моя личная жизнь, мои чувства, мои эмоции. Я поговорю с кем-то, кто поймет меня. Я не буду это привселюдно обсуждать и просто… Я не думаю, что это необходимо. Я не думаю, что это стильно или круто (прим.пер. — обсуждать свои чувства). Я прошел через все, через что должен был пройти, в своих мыслях, с моими друзьями, с моей семьей, и это все, что мне стоило знать. Я не должен держать ответ перед всем миром; только то, что я актер, не обязывает меня к этому. Это неуважительно по отношению к отношениям, неуважительно по отношению ко всем вовлеченным в них, потому я не буду этого делать — неважно, насколько это любопытно людям. Я считаю, на каком-то уровне люди должны уважать тот факт, что это моя личная жизнь, мои чувства и эмоции, и я не должен обсуждать их в печати, и я не буду, я очень ясно это даю понять.
Не смотря на то, что Карина в печати заявила, что это ты разорвал с ней отношения?
У каждого человека свое восприятие. Она чувствует, что надо как-то оправдать произошедшее, и это её выбор. Возможно, это как-то связано с тем фактом, что из нас двоих она первой вступила в новые отношения, я не знаю. Не хочу даже этого комментировать. Какими бы ни были, или являются её причины, чтобы пойти на разговор с прессой, они (прим.пер. — причины) более известны ей. Я не буду этого делать…
Из вас двоих ты всегда был более замкнутым…
Мне странно, что люди считают это замкнутостью — я считаю это нормальным. Я имею ввиду, что обсуждать свою личную жизнь с миллионами человек — вот это странно!
Возможно, обсуждать все с миллионами человек и странно, но с кем-то ты ведь говоришь?
Да… с моими друзьями. У меня есть друг в Бангалоре, его зовут Sriram. Мы знаем друг друга уже лет 15-16. Он — друг, с которым я обо всем говорю. Я не со многими общаюсь в фильмопроизводстве, и за пределами этой индустрии у меня всего несколько друзей. Так что я все-таки разговариваю… Я очень близок к своей семье, потому я действительно много разговариваю с ними!
С кем комфортнее разговаривать – с мамой или папой?
С обоими, с папой, мамой, братом, я близок с ними со всеми.
Возможно, это прозвучит глупо, но стало ли легче находить актрис в пару теперь, когда он одинок? В период твоих отношений с Кариной… я сомневаюсь, что ты бы мог сниматься с Приянкой Чопрой, например…!
(Смеется) Должен тебе сказать, что заполучить Приянку было бы сложно, потому что Вишал (Бхарадваджа) сказал мне, что ему пришлось бы лететь аж в Майями, чтобы представить ей сценарий, ведь именно там она снималась в фильме Dostana. Кроме этого, я не думаю, что мои отношения с кем бы то ни было повлияли бы на сотрудничающих со мной актрис. Если честно, было бы очень странно, если бы люди считали обо мне, что «Я встречаюсь с актрисой, потому не буду работать с тобой!»
Давай не забывать о том, что прямота Карины и тебе врагов добавила. Джон-Бипаша, например…
Это предположение СМИ, я думаю, что если кому-то предлагают фильм или роль, которую они действительно хотят сделать, то они поставят эту цель превыше любых личных аспектов между ними. Это было бы профессиональным харакири – принимать решения, основываясь на своих личных чувствах по отношению к кому-то. Я никогда так не работал. Я могу кого-то ненавидеть – обычно я никого не ненавижу, просто я говорю тебе – если я кого-то ненавидел, но чувствовал бы, что мне предложили сценарий, над которым я хотел бы работать, то я не волновался бы по поводу – кто еще в фильме, я бы это сделал. Это было бы губительным для карьеры, потому я не думаю, что это (прим.пер. – личные отношения) не должно влиять на нас. Мы – профессионалы, и это уже не детский сад, чтобы делить игрушки. На кону большие вещи, и перспектива этих вещей тоже большая. В основном, это творение СМИ, погоня за заголовком.
Многие думают не так. Создатели фильма Kidnap хотели видеть в нем тебя, но, очевидно, мистер Датт не хотел делать с тобой фильмов после «Vah… Life Ho Toh Aisi!”
Я это часто слышу, постоянно. У меня нет никаких спорных вопросов с Санджаем Даттом, и я абсолютно не знаю,есть ли у него какие-то вопросы ко мне. Я знаю, что произошло, и если на это смотрят с другой точки зрения, то я ничем не могу помочь. Я очень четко помню, как встречался с Санджаем и мы читали сценарий, мне он понравился, но, поскольку я уже был занят съемками Jab We Met, фильмом той же компании, я не стал заниматься тем фильмом.
Хорошо, допустим я верю, что твоя личная жизнь не влияет на работу, но тогда почему ваш совместный с Кариной фильм Milenge Milenge еще не вышел? Очевидно, что дублирование затянулось в связи с тем, что ни у одного из них нет свободного времени!
Для записи (прим.пер. – официально заявляю), Milenge Milenge был почти полностью закончен около трех лет назад. После этого я очень долго не получал вестей от продюсера и причины задержки мне абсолютно неизвестны. Да, меня просили продублировать фильм, и я это сделаю тогда, когда позволит время, поскольку у меня есть другие обязательства.
Так рабочие отношения с Кариной остались?
Естественно!
А пока ты используешь свои шансы с Санией Мирзой…
Я не чувствую необходимости оправдываться по поводу каждой девушки, с которой я встречаюсь. Если Сания Мирза – знаменитость, и я – тоже, и люди видят нас вместе в трех разных местах, и тут же делают выводы… Я не чувствую необходимости оправдываться перед кем бы то ни было, потому что, если честно, со временем я понял, что чем более чем приватнее ты по отношению к своей личной жизни, тем она лучше, иначе в конечном счете она будет обсуждаться во всех утренних газетах, а я этого не хочу…
Это неизбежно! Точно так же, как и растущее количество твоих поклонниц…
(Краснеет) Ну, я не жалуюсь…
Тебя смущает, когда они на тебя налетают?
Когда я думаю о своих поклонниках, я предпочитаю запоминать выражение их глаз. Там самая бескорыстная любовь, и я предпочитаю не думать о другом, а то становится как то не по себе. Они этого не хотят, это все из-за любви.
Так ты не махнул рукой на любовь?
Совсем нет! Это что-то настолько прекрасное, без этого жизнь была бы уже не той, друг!

Перевод — @ksana
Источник

Поделиться ВКонтакте Поделиться в Facebook

Конечно, я буду работать с Кариной! — Шахид Капур для CineBlitz, ноябрь 2008: 2 комментария

  • Ganga
    3 июля, 2010 в 23:25
    Permalink

    Ксанчик, спасибо большое за замечательный перевод!!!
    Хотя я честно думала, что это журнал ELLE !
    В любом случае 1-е фото Шаша -одно из моих самых любимых- здесь он 100%-ный МАЧО!!! А взгляд…Этот взгляд исподлобья… особенно на 6-м фото -я была в шоке, когда увидела в первый раз!
    Могу понять журналиста: я бы тоже встала в 7 утра ради такого интервью!!!

    1+
  • Аватар
    1 декабря, 2008 в 17:22
    Permalink

    мир болливуда шахид амрита

    1+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *